Разговор Чарльза Симеона с Джоном Уэсли, который состоялся 20 декабря 1784 года

Разговор Чарльза Симеона с Джоном Уэсли, который состоялся 20 декабря 1784 года 
(дата известна из дневника Уэсли).


– Сэр, насколько я понимаю, вас называют арминианином, а меня иногда зовут кальвинистом, и поэтому, я полагаю, нам следует занять места по разные стороны баррикады. Но прежде чем я соглашусь начать битву, я бы хотел, с вашего позволения, задать несколько вопросов… Сэр, чувствовали ли вы себя испорченным творением, творением настолько падшим, что у вас и мысли не появлялось об обращении к Богу до тех пор, пока Он Сам не вложил этого желания в ваше сердце?
– Да, – ответил именитый богослов, – именно так.
– И вы считаете, что никак не могли улучшить свое положение в глазах Бога, несмотря на все ваши усилия, и вы искали спасение исключительно в крови и праведности Христа?
– Да, только во Христе.
– Тогда, если вначале вы были спасены Христом, должны ли вы каким-либо образом продолжать это спасение своими делами?
– Нет, я спасаюсь Христом от начала и до конца.
– Предположим теперь, что благодатью Божией вы обратились, не должны ли вы так или иначе удерживать себя в этом состоянии своими силами?
– Нет.
– Что же, тогда каждое мгновение вашей жизни Бог держит вас и вы покоитесь на Его руках, как ребенок на руках своей матери?
– Да, всецело.
– Наконец, всю ли вашу надежду вы возлагаете на благодать и милость Божию, сохраняющую вас для Его Небесного Царства?
– Да, у меня нет другой надежды, кроме как на Него.
– Тогда, сэр, с вашего согласия я поднимаю флаг над своей баррикадой, потому что это и есть весь мой кальвинизм: мое избрание, мое оправдание по вере, моя верность до конца – в сжатом виде все, что я провозглашаю и как я это провозглашаю. Поэтому вместо того, чтобы подбирать выражения и придумывать определения, которые и есть основание для споров между нами, давайте сердечно примем друг друга в том, в чем оба согласны.